Menu

Пирро рассказывает о

0 Comment


Пирро рассказывает о тестовой работе в Ducati

Оружие, которое используют Хорхе Лоренсо и Андреа Довициозо, “выковано” в том числе испытателем Микеле Пирро. Desmosedici этого сезона очень хорош: на нем выиграли 6 заездов из 13-и, марка и команда бьются за победу в соответных зачетах. За период 2017 – 2018 собрано 12 главных трофеев из 31-го. У Honda, главного соперника, почти так же: 15 из 31.

Пирро и Довициозо, появившись в Ducati Team, застали команду в худший момент: в 2013 году у нее не было подиумов, в заездах проигрыш соперникам иногда превышал полминуты. Их вклад и руководство Луиджи Даллинья (проектирование мотоцикла, оптимизация управления проектом), Паоло Чиабатти (связь между трековым и заводским персоналом) и Давиде Тардоцци (руководство гоночной командой) привели Ducati Team туда, где она сейчас: регулярная борьба за победы.

За период 2013 – 2018 победитель валенсийского Гран-При Мото2 2011 года как пилот-замена и пилот по шальной карте провел за марку 32 этапа! Их могло быть 33, если бы не чудовищная авария в этом году на ГП Италии. Мотоцикл подбросил Микеле на торможении, он потерял сознание от удара, и очутившись в “Клиника Мобиле”, узнал о сотрясении мозга и вывихе плеча. Таким был финиш уик-энда, который он начал со второго места на практике 1. К счастью, райдер оправился от травмы.

Пирро продолжает совмещать тесты MotoGP с гонками в итальянском Супербайке (это чемпион сезонов 2015 и 2017), и не бросает надежду вернуться к гонкам MotoGP. К сожалению для него, окно переходов в последние годы стало таким неудобным, что ему как тестеру невозможно показать себя другим командам. Его выступления начинаются тогда, как большинство мест уже закрыты. Что касается Ducati, у неё недостатка в пилотах нет.

На ГП Сан-Марино журналист Мануэль Печино расспросил Пирро о его работе.

Тебе приходится менять свой обычный подход, когда гоняешь? Спрашиваю об этом, потому что ты – ездок-испытатель, и привык работать с другими задачами, нежели на соревнованиях.

Это две разные вещи, соревнования и испытания. На испытаниях не всегда годится быть быстрым. С другой стороны, по ходу гоночного уик-энда приходится всегда сильно ездить – такова задача на каждом круге. В тестовый день важно поддерживать одинаковый уровень на протяжении всего тестового дня. В гоночные уик-энды нужно пробыть на высоте 40 минут.

Представляю, что в команде происходит то же самое – ей привычно работать с тестовой психологией и временами. Сложно переключиться в режим MotoGP?

Многие, кто со мной работает, работали в гоночной команде. С другой стороны, для нас поучаствовать в гонках – это удовлетворение. Когда есть хорошие результаты, как в Мизано год назад, это настоящее удовлетворение и радость. Нам это важно, потому что в одиночестве три дня работать на кольце – ты и трек, испытания по много часов, оценка, – это нелегко.

Я как-то разговаривал с Хорхе “Аспаром” Мартинесом о его периоде тест-пилота Aprilia, и он сказал, что для ездока, привыкшего к гонкам, это была “печальная работа, серая и безвкусная”. Ты один на кольце, проезжаешь по четыре-пять кругов, час ждешь, пока механики внесут изменения в байк, снова выезжаешь, еще пара кругов…

Так не всегда. Зависит от плана. Обычно ты заезжаешь на трек в восемь-девять, прекращаешь в час, и отдыхаешь час-полтора. Потом возвращаешься еще на четыре часа. Для хорошей работы необходимо иметь высокую концентрацию и всегда быть постоянным.

Дело не в том, чтобы в первый час доходить до предела и быть на 80% во второй. Когда испытываешь, у тебя всегда разный байк, так что важно всегда быть на одном уровне. Приходится быть постоянным в течение дня, но в то же время быть на уровне, который позволяет понять, лучше или хуже определенная вещь.

Когда оцениваешь новый материал, цель – ездить как можно быстрее?

Да, именно. У нас тесты шин: на одном смотрим выгоду, на другом оцениваем что-то особенное, или комбинацию этих двух. В таких ситуациях, когда у тебя хорошие настройки, чтобы ездить на максимуме, ты выезжаешь и смотришь, всё ли вместе работает и когда у нас может быть эта выгода.

Ездок-тестер – это подкатегория внутри гоночной профессии?

Я занимался этой работой семь лет. Я пришел поработать на год, как гонщик. Думаю, было определяющим начать таким молодым, потому что ветерану или даже гонщику-пенсионеру это труднее. Когда ты молод, как в моем случае, ты думаешь только о том, как делать лучше, и лучше, и лучше.

Я разговаривал с [тестером КТМ] Рэнди де Пюнье в Шпильберге, и он мне сказал, что не ощущал мотивации, когда занимался тестовой работой для КТМ. Когда я начинал семь лет назад, я хотел быть сильным, таким же сильным, как гонщики. У меня было много мотивации.

Каково это, ездить целыми днями на кольце типа Муджелло?

Когда ездишь, он кажется просто еще одни треком. Когда место целиком для тебя, оно кажется огромным. Когда приезжаешь на ГП и видишь сплошных фанатов, ощущение другое. Эта работа, если заниматься ею со страстью, даёт большое удовлетворение. Ключ – в вашем отношении, когда вы работаете. Если вам удобно с командой и у вас есть возможность делать хорошую работу, эти долгие дни не грузят. Проводить испытания – это не усилия.

Для хорошего выполнения твоей работы нужно разбиваться? Спрашиваю, потому что тебе приходится находить предел, что бы ты ни оценивал.

Совсем нет. Как и остальные ездоки, ты всегда можешь упасть, но нужно осторожничать, чтобы падать как можно меньше, потому что кроме возможности покалечиться, ты целиком задерживаешь рабочий план. Важно стараться быть шустрым без лишнего риска. Доходи до предела и рискуй, если необходимо – так бывает, – но в целом, задача тестов не в этом. В целом, наша работа – настроить мотоцикл, чтобы был быстрым на 20-30 кругах.

Когда тестируешь, стараешься следовать характеристикам ездока, который гоняет на этом байке?

Преимущество в том, что в прошлом году я съездил на много гонок. Я был на обочине трека и мог увидеть, в чем были проблемы Дови и Хорхе как ездоков, а не электроники. Затем, когда я тестировал, старался понять, каким должно быть решение для устранения проблем Хорхе, и в чем нуждался Андреа.

Ты говоришь: “Сегодня я собираюсь испытывать для Лоренсо”, или: “Завтра я собираюсь испытывать для Довициозо”?
@
Нет. Я уверен, что если байк работает, он работает у всех. В этом году мы сделали кое-что важное: Лоренсо, Довициозо и Данило Петруччи быстро ездят на том же байке.

Даже если их ездовые стили отличаются от твоего? Ты способен разрабатывать байк, думая: “Он ездит вот так, делает таким способом”?

Да, стиль езды важен, но я уделяю внимание вещам, которые могут ускорить байк. Если я нахожу то, что может ускорить Хорхе, меня это тоже делает сильнее. Я сильно вырос как райдер, работая ради Хорхе и Дови. Мы втроем – Хорхе, Дови, и я, – мы выработали много информации, которая помогла нам вывести байк на его нынешний уровень.

Ты обеспечил этот шаг вперед?

Да, потому что четыре-пять лет назад только один ездок был силен.

И сколько тут пошло в зачет от тебя?

Как я сказал, это труд целой команды. Я думаю, доля заслуги есть у всех людей в “Дукати”. Ездока или команду люди видят только на гонке, но там дома много людей, которые внесли вклад в этот результат. Это как футболисты: вы смотрите игру в воскресенье, но вы не знаете, что они с понедельника работали и готовились к игре. Это то же самое.

Моя заслуга не больше и не меньше остальных. Я не думаю, что один человек имеет значение. Значение имел приход Джиджи [Даллинья], Паоло [Чиабатти] и Давиде [Тардоцци]. Скажем так, с ними корабль всегда плывет в одном направлении. Возможно, раньше был не тот случай.

Ты мне сказал, что когда пришел в Ducati семь лет назад, одной из твоих мотиваций было суметь стать одним из гонщиков. Эта мотивация еще есть, или ты полностью изменился под роль ездока-тестера?

Нет-нет. Если б у меня не было этой мотивации, у меня не было бы результатов, которые есть на ГП. Я был пятым, восьмым, и даже в топ-4 на тренировке, и на всех гогнках я финишировал в топ-10. В этом году, когда я поехал в Муджелло, мысленно я должен был быть в топ-5, и думаю, я бы мог. Но это происходит, только потому что я мотивирован, я еще хочу быть райдером MotoGP.

В этом отношении Данило Петруччи – ориентир?

Думаю, у Данило здорово получалось, потому что он получал преимущество от всех возможностей, которые ему давали. У него была возможность провести полный год на том же байке той же команды, а у меня такого никогда не было. Но у него очень хорошо получалось, и он показал потенциал. Думаю, если б у меня была та же возможность, я то же вырос бы как ездок.

Последние два сезона ты очень плотно работал с Лоренсо. Что это был за опыт?

Для меня это была честь, великолепная возможность поработать с мировым чемпионом вроде Хорхе. Еще я смог поработать с Дови. Это два очень сильных ездока. Я знаю, что в следующем году Хорхе не с “Дукати”, но должен сказать, он оставит много хороших вещей. Лично мне он дал много хороших вещей.

Лично или как райдеру?

И лично, как райдеру. Как другу мне правда плохо, что он уходит, потому что, думаю, он один из сильнейших райдеров. Но в жизни люди приходят и уходят. Мне плохо, потому что мне кажется наоборот, так как я видел, на что он способен.

Поработав с Лоренсо, ты понимаешь, почему он пятикратный чемпион мира?

Да, полностью понимаю, это абсолютно ясно.

В чем его главнейшие силы – в его психологической форме, или в его способности быстро ездить на мотоцикле?

Мастерство. У него есть достоинство настойчивости, желание добиваться. талант быстро ездить на мотоцикле, и он очень крепок головой! Мне хуже всего от того, что его не будет с нами в следующем году. Не потому что он уйдет, как Стоунер, а потому что он будет ездить на другом байке. Я беспокоюсь, но у нас сильная команда.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *